Введите трек-номер!
Введите трек-номер!

МУЗЕЙНЫЙ БОКС

КУПИТЬ
В ПОДАРОК

P.S.


NB!

Музей русского импрессионизма и NŌSE perfumes выпускают набор ароматов, разработанных по мотивам картин выставки «Юрий Анненков. Революция за дверью». В наборе представлено шесть ароматов известных политиков и писателей Серебряного века, включая воссозданные по документальным источникам духи Анны Ахматовой и Айседоры Дункан. Ароматы позволят удаленно погрузиться в атмосферу выставки, что особенно актуально в посткарантинный период. Мысленно перенестись в залы музея позволят онлайн-экскурсия куратора, набор открыток с картинами Юрия Анненкова и плейлисты, специально созданные к каждому портрету Артемом Крапивиным, коллекционером редких записей и музыкальным редактором Радио Культура. Все это призвано создать настроение и увидеть уникальную выставку с необычного ракурса.
6 ШТ / 3 МЛ
4499 РУБ
Вместе с Музеем русского импрессионизма мы, NŌSE perfumes, выпускаем "Музейный бокс" или "Выставку в коробке", с набором музейных ароматов, разработанных по мотивам картин выставки «Юрий Анненков. Революция за дверью». В наборе представлено шесть ароматов известных политиков и писателей Серебряного века, включая воссозданные по документальным источникам духи Анны Ахматовой и Айседоры Дункан. Ароматы позволят удаленно погрузиться в атмосферу выставки, что особенно актуально в посткарантинный период. Мысленно перенестись в залы музея позволят онлайн-экскурсия куратора, набор открыток с картинами Юрия Анненкова и плейлисты, специально созданные к каждому портрету Артемом Крапивиным, коллекционером редких записей и музыкальным редактором "Радио Культура". Все это призвано создать настроение и увидеть уникальную выставку с необычного ракурса.
МУЗЕЙНЫЙ БОКС
Нет в наличии. Доступен по предзаказу.
Воссоздание исторических ароматов Анны Ахматовой и Айседоры Дункан
Крайне интересная задача для парфюмера и одно из самых сложных испытаний в международных парфюмерных школах. Здесь важно не просто выяснить, из каких ингредиентов он был создан, и соблюсти пропорции. Для максимально точного погружения важно не забывать про детали. Так, парфюмеры NŌSE perfumes использовали эфирные масла и абсолюты цветов, произрастающих в тех же странах, откуда брали ингредиенты для производства парфюмерии на рубеже XIX-ХХ веков. Никаких синтетических аналогов – максимально близкое сырье к тому, что использовалось парфюмерным домом Houbgant в производстве любимых духов Ахматовой Le Parfum Idéal и компанией Isadora Paris, выпустившей аромат Isadora памяти Айседоры Дункан.

Юлия Петрова, директор Музея русского импрессионизма: «Духи Ахматовой восстановлены для выставки Юрия Анненкова и от них можно потерять голову. Верхние ноты - бергамот и фиалка, средние - илангиланг, болгарская роза и жасмин, базовые - сандал и лабданум. Le Parfum Idéal был создан парфюмерным домом Houbgant в 1896 году, Ахматова называла его «духи моей молодости». Тягучий, тёплый, головокружительный - винтажный от знакомства до самого раскрытия - понравится не всем, но запомнится точно. Пока мне кажется, что этот запах заполнил собой весь офис музея и вот-вот начнёт завоевывать планету».

Ароматы по мотивам картин
Четыре аромата были выполнены по мотивам портретов Юрия Анненкова. Они построены на впечатлениях от работ, деталях атмосферы Серебряного века и погружении в описание жизни героев, их особенностях в работе, повседневной жизни и отношениях с людьми. Запахи позволяют перенестись в тот момент, когда велась работа над портретом, чуть глубже увидеть героя, дополнить его образ.

«Автопортрет»

Аромат посвящен Юрию Анненкову как художнику и творцу. Он собран из ингредиентов, ассоциативно переносящих нас в его мастерскую, в которой пахло типографской и масляными красками, бумагой, старым деревом и в целом, творчеством Серебряного века.

«Портрет М.М. Соколовской»

Аромат дополняет объем «акварельности», мягкости цвета и линий этого портрета. Слегка сладкий, благодаря абсолюту марокканской розы, ванили и грейпфрута, вместе с тем строгий и выдержанный за счет эфирных масел виргинского кедра, ладана и австрийского сена.

«Портрет Георгия Иванова»

Ирина Одоевцева в книге «На берегах Невы» так описывает поэта: «Георгий Иванов чрезвычайно элегантен. Даже слишком элегантен по "трудным временам". Темно-синий, прекрасно сшитый костюм. Белая рубашка. Белая дореволюционной белизной. Недавно маленькая девочка из нашего дома сказала про свое плохо выстиранное платьице: "Оно темно-белое, а мне хочется светло-белое!". У Георгия Иванова и рубашка, и манжеты, и выглядывающий из кармана носовой платок как раз светлобелые. Я знаю от Гумилева, что он самый насмешливый человек литературного Петербурга. И вместе с Лозинским самый остроумный. Его прозвали «общественное мнение». Аромат посвящен именно этим чертам Георгия Иванова, которые нашли выражение в кристальных современных ароматических молекулах вместе с легкой «землистостью» ветивера и «дымностью» гваякового дерева и можжевелового дегтя.

«Портрет М.А. Бабенчикова»

Михаил Бабенчиков – художественный критик, обладавший незаурядным литературным даром и очень ярко начавший свою карьеру. На портрете лицо молодого человека 1920-х годов сочетается с прической денди эпохи, оставшейся в недалеком, но совершенно безвозвратном прошлом. Аромат построен на необычных, авангардных нотах – цветах редкого розового эвкалипта, жёлтодревестника и пало-санто, а также необычных современных ароматических молекул.
Воссоздание исторических ароматов Анны Ахматовой и Айседоры Дункан
Крайне интересная задача для парфюмера и одно из самых сложных испытаний в международных парфюмерных школах. Здесь важно не просто выяснить, из каких ингредиентов он был создан, и соблюсти пропорции. Для максимально точного погружения важно не забывать про детали. Так, парфюмеры NŌSE perfumes использовали эфирные масла и абсолюты цветов, произрастающих в тех же странах, откуда брали ингредиенты для производства парфюмерии на рубеже XIX-ХХ веков. Никаких синтетических аналогов – максимально близкое сырье к тому, что использовалось парфюмерным домом Houbgqnt в производстве любимых духов Ахматовой Le Pqrfum Idéql и компанией Isqdorq Pqris, выпустившей аромат Isqdorq памяти Айседоры Дункан.

Юлия Петрова, директор Музея русского импрессионизма: «Духи Ахматовой восстановлены для выставки Юрия Анненкова и от них можно потерять голову. Верхние ноты - бергамот и фиалка, средние - илангиланг, болгарская роза и жасмин, базовые - сандал и лабданум. Le Pqrfum Idéql был создан парфюмерным домом Houbgqnt в 1896 году, Ахматова н а з ы в а л а е г о « д у х и м о е й м о л о д о ст и » . Тя г у ч и й , тё п л ы й , головокружительный - винтажный от знакомства до самого раскрытия - понравится не всем, но запомнится точно. Пока мне кажется, что этот запах заполнил собой весь офис музея и вот-вот начнёт завоевывать планету».
Ароматы по мотивам картин
Еще четыре аромата были выполнены по мотивам портретов Юрия Анненкова. Они построены на впечатлениях от работ, деталях атмосферы Серебряного века и погружении в описание жизни героев, их особенностях в работе, повседневной жизни и отношениях с людьми. Запахи позволяют перенестись в тот момент, когда велась работа над портретом, чуть глубже увидеть героя, дополнить его образ.

«Автопортрет»

Аромат посвящен Юрию Анненкову как художнику и творцу. Он собран из ингредиентов, ассоциативно переносящих нас в его мастерскую, в которой пахло типографской и масляными красками, бумагой, старым деревом и в целом, творчеством Серебряного века.

«Портрет М.М. Соколовской»

Аромат дополняет объем «акварельности», мягкости цвета и линий этого портрета. Слегка сладкий, благодаря абсолюту марокканской розы, ванили и грейпфрута, вместе с тем строгий и выдержанный за счет эфирных масел виргинского кедра, ладана и австрийского сена.

«Портрет Георгия Иванова»

Ирина Одоевцева в книге «На берегах Невы» так описывает поэта: «Георгий Иванов чрезвычайно элегантен. Даже слишком элегантен по "трудным временам". Темно-синий, прекрасно сшитый костюм. Белая рубашка. Белая дореволюционной белизной. Недавно маленькая девочка из нашего дома сказала про свое плохо выстиранное платьице: "Оно темно-белое, а мне хочется светло-белое!". У Георгия Иванова и рубашка, и манжеты, и выглядывающий из кармана носовой платок как раз светлобелые. Я знаю от Гумилева, что он самый насмешливый человек литературного Петербурга. И вместе с Лозинским самый остроумный. Его прозвали «общественное мнение». Аромат посвящен именно этим чертам Георгия Иванова, которые нашли выражение в кристальных современных ароматических молекулах вместе с легкой «землистостью» ветивера и «дымностью» гваякового дерева и можжевелового дегтя.

«Портрет М.А. Бабенчикова»

Михаил Бабенчиков – художественный критик, обладавший незаурядным литературным даром и очень ярко начавший свою карьеру. На портрете лицо молодого человека 1920-х годов сочетается с прической денди эпохи, оставшейся в недалеком, но совершенно безвозвратном прошлом. Аромат построен на необычных, авангардных нотах – цветах редкого розового эвкалипта, жёлтодревестника и пало-санто, а также необычных современных ароматических молекул.
Воссоздание исторических ароматов Анны Ахматовой и Айседоры Дункан
Крайне интересная задача для парфюмера и одно из самых сложных испытаний в международных парфюмерных школах. Здесь важно не просто выяснить, из каких ингредиентов он был создан, и соблюсти пропорции. Для максимально точного погружения важно не забывать про детали. Так, парфюмеры NŌSE perfumes использовали эфирные масла и абсолюты цветов, произрастающих в тех же странах, откуда брали ингредиенты для производства парфюмерии на рубеже XIX-ХХ веков. Никаких синтетических аналогов – максимально близкое сырье к тому, что использовалось парфюмерным домом Houbgqnt в производстве любимых духов Ахматовой Le Pqrfum Idéql и компанией Isqdorq Pqris, выпустившей аромат Isqdorq памяти Айседоры Дункан.

Юлия Петрова, директор Музея русского импрессионизма: «Духи Ахматовой восстановлены для выставки Юрия Анненкова и от них можно потерять голову. Верхние ноты - бергамот и фиалка, средние - илангиланг, болгарская роза и жасмин, базовые - сандал и лабданум. Le Pqrfum Idéql был создан парфюмерным домом Houbgqnt в 1896 году, Ахматова н а з ы в а л а е г о « д у х и м о е й м о л о д о ст и » . Тя г у ч и й , тё п л ы й , головокружительный - винтажный от знакомства до самого раскрытия - понравится не всем, но запомнится точно. Пока мне кажется, что этот запах заполнил собой весь офис музея и вот-вот начнёт завоевывать планету».
Ароматы по мотивам картин
Еще четыре аромата были выполнены по мотивам портретов Юрия Анненкова. Они построены на впечатлениях от работ, деталях атмосферы Серебряного века и погружении в описание жизни героев, их особенностях в работе, повседневной жизни и отношениях с людьми. Запахи позволяют перенестись в тот момент, когда велась работа над портретом, чуть глубже увидеть героя, дополнить его образ.

«Автопортрет»

Аромат посвящен Юрию Анненкову как художнику и творцу. Он собран из ингредиентов, ассоциативно переносящих нас в его мастерскую, в которой пахло типографской и масляными красками, бумагой, старым деревом и в целом, творчеством Серебряного века.

«Портрет М.М. Соколовской»

Аромат дополняет объем «акварельности», мягкости цвета и линий этого портрета. Слегка сладкий, благодаря абсолюту марокканской розы, ванили и грейпфрута, вместе с тем строгий и выдержанный за счет эфирных масел виргинского кедра, ладана и австрийского сена.

«Портрет Георгия Иванова»

Ирина Одоевцева в книге «На берегах Невы» так описывает поэта: «Георгий Иванов чрезвычайно элегантен. Даже слишком элегантен по "трудным временам". Темно-синий, прекрасно сшитый костюм. Белая рубашка. Белая дореволюционной белизной. Недавно маленькая девочка из нашего дома сказала про свое плохо выстиранное платьице: "Оно темно-белое, а мне хочется светло-белое!". У Георгия Иванова и рубашка, и манжеты, и выглядывающий из кармана носовой платок как раз светлобелые. Я знаю от Гумилева, что он самый насмешливый человек литературного Петербурга. И вместе с Лозинским самый остроумный. Его прозвали «общественное мнение». Аромат посвящен именно этим чертам Георгия Иванова, которые нашли выражение в кристальных современных ароматических молекулах вместе с легкой «землистостью» ветивера и «дымностью» гваякового дерева и можжевелового дегтя.

«Портрет М.А. Бабенчикова»

Михаил Бабенчиков – художественный критик, обладавший незаурядным литературным даром и очень ярко начавший свою карьеру. На портрете лицо молодого человека 1920-х годов сочетается с прической денди эпохи, оставшейся в недалеком, но совершенно безвозвратном прошлом. Аромат построен на необычных, авангардных нотах – цветах редкого розового эвкалипта, жёлтодревестника и пало-санто, а также необычных современных ароматических молекул.
Click to order
Total: 
Your Name
Your Email
Your Phone

МУЗЕЙНЫЙ БОКС NŌSE "РЕВОЛЮЦИЯ ЗА ДВЕРЬЮ"

R0012
rub.
rub.